Евсюткин Дмитрий Иванович (shri_boomer) wrote,
Евсюткин Дмитрий Иванович
shri_boomer

Category:

Размышления о смерти

Эссе.



«Бояться следует не смерти тела, но смерти сердца (Духа). Если знать, что в действительности сердце не умирает, то в этом мире не останется ничего, чего следовало бы бояться. Решимость становится непоколебимой. В этот момент мы слышим приказания Неба».
Осио Хэйхатиро


                   То, что человечество периодически заходит в тупик является грустным, но неоспоримым фактом. Парадокс в том, что чем быстрее вращается колесо прогресса, тем больше мы похожи на белку, вращающую это колесо. Погоня за иллюзиями, представляющими непрерывный ряд изменчивых концепций и

картинок, прокручиваемых в голове, заканчивается просветлением, внезапной ясностью сознания и пониманием происходящего. Происходит это за секунду до того, как внезапно  наступает смерть. Ее мы тоже можем назвать иллюзией, сном, уходом или рождением; благо слов, которые нас могут успокоить много. Первый акт закончен. Занавес.
                                 ***********
                 Передовой отряд человечества, состоящий из философов, ученых и духовных учителей, так и не дал нам четкого ответа на вопросы: «Быть или Иметь?», «Как Быть?», «Быть или не Быть?», «Кто я?»  или «Что есть Истина?». Предложенная рецептура была  слишком  индивидуальна и порой взаимоисключающей. На надгробном камне каждого из них, неблагодарное человечество оставляло надписи: «Он был великим интерпретатором[1] пустоты»; «Здесь покоится тот, кто открыл открытое и познал познаваемое». Френсис Бэкон[2] сказал об этом следующее: «Так и привычные нам науки содержат общие положения, привлекательные и  благообразные,  но  если  обратиться  к их специальным  разделам, как  бы производящим частям, чтобы они выдали плоды  и  дела, то  вместо  плодов все заканчивается препирательствами  и злобным  лаем споров». Передовой отряд человечества принял смерть, и похоронен в библиотеках и цифровых хранилищах, как прах фараонов  в Городе Смерти.
                                 ***********
 Но герои еще оставались.  Вселенная беспредельна, в стремлении познать ее  качественные и количественные характеристики бесследно сгинули  миллионы  адептов и неофитов. Их побелевшие кости зарыли в  тысячи географических  наименованиях, а их гордые имена носят бабочки и тараканы. В войне с ветряными мельницами победу опять одержали крылатые великаны.
Мириады концепций и идей витающие во вселенной – лишь  ничтожные следствия одной Непонятной уму Причины, которую мы, всуе,  упоминаем  как «Бог». Большинство  концепций  умирают вместе с человеком, который их породил. Некоторые блуждают во вселенной, как астероиды сталкиваясь с другими не менее «важными» идеями. Некоторые, уподобляясь Черным дырам, излучают такое сильное притяжение, что в их поле растворяются миллионы солдат-концепций и миллионы  идей мирного населения. Религия сталкиваются с религиями, государства с государствами, мужчины с женщинами. Наступает первозданный хаос.
                                 ***********

Все  это подливает масла в огонь нашей растерянности. Мы падаем духом. Падаем?! Какое интересное  слово! Дух бессмертный, живущий в наших бренных телах, вдруг перестал осознавать собственную бесконечность и скомкался до подброшенной монетки: Быть или не быть?  Это заставляет нас опустить руки. Или совершать всевозможные безумства, вроде массовых убийств или не менее массовых самоубийств. Кто бы это ни сделал, преподобный отец Джеймс[3]Джонс  или Чарльз Суини[4], или Суини Тодд.

Как иначе почувствовать жизнь если не через смерть? Или, хотя бы,  через страх смерти.  Это не рационально только на первый взгляд. Ронин, совершающий сеппуку, абсолютно  не задумывается об иррациональности своего поступка. Для него эта роковая  неизбежность естественна. Она замешена на высоких  принципах, где в ситуации «или-или» [5] всегда выбирается смерть. Для нас же  она неестественна, но  как прекрасна!

                                   Живя,
                                   Будь мертв,
                                   Будь абсолютно мертв -
                                   И делай всё, что хочешь.
                                   Всё будет хорошо.[6]

                               ***********
                        Жертвоприношение, совершенное со спокойным призрением к смерти дает нам больше мужества и  понимания смысла жизни, чем все рассуждения Ницше. Более того оно вдохновляет. Мы просыпаемся и вдруг радостно сознаем, что выход из тупика есть. Этот дар выбора между жизнью и смертью неподвластен  даже богам. Он доступен лишь человеку, как плата за его  одиночество и его страдания. И этот факт дает великую силу героям и великую стойкость трусам. А на деле, уравнивает их. И в Илиаде, нас потрясает ни гневное бесстрашие Ахилла, а фатальное самопожертвование Гектора.
              «Но не без дела погибну, во прах я паду не без славы;
               Нечто великое сделаю, что и потомки услышат!»
Первый не боялся смерти, в силу своего рождения и поэтому погиб так бесславно. Второй, пожертвовал своей жизнью ради чести и посему заслужил славы, как никто в древнем мире, хотя Гомер, возможно,  был бы против такой трактовки.

                             ***********

                 Арджуна, пребывавший в смятении духа, видя перед собой в стане противников родственников и друзей, готов был отступить, но был остановлен словами Кришны:
Неизбежно умрет рожденный,
Неизбежно родится умерший;
Если ж все это неотвратимо
То к чему здесь твои сожаленья?

Также дхарму свою соблюдая,
Ты в бою колебаться не смеешь:
Помышляя о долге, сражаться –
Это благо для кшатрия, Партха!

Уравняв с пораженьем победу,
С болью радость, с потерей – добычу,
Начинай свою битву, о, кшатрий!
И тогда к тебе грех не пристанет[7].

Истребив войско Кауравов, Арджуна и армия Пандавов сами понесли  неисчислимые потери. Но Дхарма соблюдена. Честь сохранена. Справедливость восстановлена.  Крутится колесо Сансары, как крылья ветряных мельниц.

                              ***********

Царь Леонид, в Фермопильском ущелье, имея выбор отступить и остаться в живых, предпочитает смерть. Какая польза Греции  от того, что погиб столь великий  воин?

                    Я - родина их предков,
                    Во мне их покой и твердь,
                    Я призову их обратно
                    До того, как нагрянет смерть[8].

Сколько славных дел мог бы еще совершить этот отважный сын Спарты?  Но его смерть - это вдохновение, которое удесятеряет силы других воинов. Вдохновение…Глубокий вдох, и  спрятанный в испуганном теле, и  Дух  расправляет свои крылья. Трубят Архангелы, приветствуя Радость Духа. Гермес несется с вестью на снежный Олимп. Харон, сидя в лодке, привычно ждет желающих прокатиться через Стикс. Фактически спартанский царь сделал войско греков непобедимым, что они и доказали спустя год при Платеях. Так Дух побеждает Страх. Триста спартанцев совершивших беспримерный подвиг, получили в награду от своих современников скромное надгробие с эпитафией:

                         Путник, скажи нашим гражданам в Лакедемоне,
                         Что их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли.

                              ************

Что ж, сограждане Леонида избалованные стойкостью духа своих воинов могли позволить столь незначительное проявление признательности. В эпоху, когда мужчин называли мужами,  подвиги были также естественны, как боевые песнопения идущих на смерть гоплитов. В те времена, когда  долг и честь ценились больше, чем настоящая жизнь  это не вызывало удивления.  И происходило это не потому, что  древние не понимали самоценности  жизни, записав в Бхагавадгите:
                                 То, что есть, никогда не исчезнет;
                                 Что не есть – никогда не возникнет.
                                 Этих двух состояний основу
                                 Ясно видят зрящие сущность.

Скорее они понимали это как никто другой. Как подчеркнул Альберт Швейцер, сделавший служение делом своей жизни:
«Единственно возможный, содержательный, постоянно, живо и конкретно полемизирующий с действительностью принцип этики гласит: самоотречение ради жизни из-за благоговения перед жизнью».
                             ************
Герои умирали, отдавая свою жизнь другим. Этот волевой акт не уменьшал Жизни, он увеличивал Ее. Это не было презрением к смерти. Смерть нельзя «презирать».  Ее можно принимать, можно относиться к ней с уважением или можно «призреть». Семантическая ошибка, закравшаяся в рассуждения философов, привела к непониманию истинного смысла подвига.
Призреть смерть – означало впустить ее в свой дом, в сосуд своего тела на правах хозяйки. «Тот, кто принимает смерть, преодолевает смерть. Он начинает понимать, что есть нечто, выше смерти»[9].  Кастанеда заметил по этому поводу: «воин должен думать о смерти, если ты не будешь думать о смерти, то в жизни твоей не будет ни смысла, ни порядка».
                              ************
Времена героев прошли. Понятие «долг», как воля сильного и великодушного, дарующего свою жизнь слабым и беззащитным, трансформировалось в слово «должен». Что означало взятое взаймы и подлежащее обязательной отдаче. А «честь», после запрета дуэлей, превратилась в «честолюбие». Трагедия закончилась фарсом. Измельчав до шимпанзе бонобо, человек стал объектом исследования «зоофилов»  и зоопсихологов. Homo Sapiens вдруг с ужасом обнаружил, что животный  страх   перед смертью заполняет все его существо. И сколь бы долго он не слушал притчу о «горчичном зерне», легче ему не становилось.
Дуальность мира, которую привнесли в мир толкователи Аристотеля, навсегда разделили жизнь и смерть, на  два враждебных лагеря. Как только человек перестал сознавать, что смерть есть непременное продолжение жизни, он стал подобен скользкому пресмыкающему. Как только уснул в  наших телах Дух, пробуждавшийся на полях великих сражений, мы превратились в карликов - строителей небоскребов и пирамид,  сластолюбивых охотников за телами  дев, альфа-самцов.
Мы стали изгнанниками духа, стаей  поклоняющихся золотому тельцу. Объектом насмешек для социологов, педерастов и  издерганных феминисток. Мы потеряли клыки, и перестали есть «свежее мясо», отныне наша судьба питаться падалью и объедками со стола сильных мира сего. Мы забыли, что душа мертва без подвига, что дороги проторенные другими зовут нас отдать Вселенной долги наши и наполнить ее жизнью.

И на давно обжитых путях и там, где еще не ступал человек,
В труде и бденье - и только так  Дети Марфы проводят век.
Двигая камни, врубаясь в лес, чтоб сделать путь прямей и ровней,
Ты видишь кровь - это значит: здесь прошел один из ее Детей.
Он не принял мук ради Веры святой, не строил лестницу в небеса,
Он  исполнил свой долг простой, в общее дело свой вклад внеся[10].

                         ***********

Как скажет Монтень: «Размышлять о смерти - значит размышлять о свободе. Кто научился умирать, тот разучился быть рабом. Готовность умереть избавляет нас от всякого подчинения и принуждения. И нет в жизни зла для того, кто постиг, что потерять жизнь - это не зло».

Подвиг, приближающий смерть тела, не что иное, как торжество Духа. В нашем осознании собственного бессмертия таится сила, данная нам от рождения, в нашей готовности к самопожертвованию таится любовь к Тому, которого мы называем разными именами. Кто бесконечен, милостив и вездесущ. Кто воплощен в наших детях, в звезде, пролетевшей по небу, в Любимой и Единственной…
Кто оказался из-за нас на кресте и сказал нам: «Я есмь Путь, и Истина, и Дверь». Ищите и обрящите, стучите и вам откроют, просите и дано вам будет. Он  хотел сказать нам, что подвиг - это Любовь. Что жизнь и смерть – это просто летаргический сон. Что это просто смена дня и ночи, отраженье луны на безмятежной поверхности Духа. Он хотел сказать, что выбор - умереть или жить, всегда остается за героями. Ибо они не боятся Любви…

                         ***********
[1] Интерпретация – истолкование, объяснение, перевод на более понятный язык.
[2] БЭКОН, ФРЭНСИС (Bacon, Francis) (1561–1626), барон Веруламский, английский
государственный деятель, эссеист и философ, родоначальник английского
материализма.
[3] Организатор массового самоубийства секты Храма Человеческого в Гайане.
[4] Пилот, сбросивший атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки.
[5] Принцип, сформулированный в Хагакурэ.
[6] Бунан, патриарх Дзэн.
[7] Бхагавадгита.
[8] Р.Киплинг
[9] Ямамото Цунэтомо
[10] Р.Киплинг «Дети Марфы».


Tags: Дзен, лучшее, проза, размышления о смерти
Subscribe
promo shri_boomer март 29, 2015 23:15 56
Buy for 100 tokens
Как-то Шри Бумер пришел на съезд просветленных Гуру Всея Руси. В президиуме присутствовали: а. Сад Гуру Джаяшива Курочкина – просветленный мастер Адвайты. б. Сен Сей Кобылкина Зинаида - Мастер рейки. в. Бхагаван Шри Вася Потапов – ошовский саньясин, получивший просветление, после…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments