Евсюткин Дмитрий Иванович (shri_boomer) wrote,
Евсюткин Дмитрий Иванович
shri_boomer

Categories:

О цветах и нравах

Как всегда, сколько людей, столько мнений. Иннаiismene рассказывает о своем взгляде на застройку Томилино.
Заметка о проекте парка "Спасет ли Томилино неистовый Одуван?" вызвала двойственные ощущения. Да, полностью согласна, вообще и с каждым словом в отдельности: бессмысленная растрата ресурсов - носить больному цвету, когда нужны лекарства. Вот только я не верю, что при таком подходе что-нибудь хоть когда-нибудь изменится.


на снимке:благодарные жители Томилино сбросившие вековое рабство.

Это пост о "мелочах", которыми различаются одинаковые по "классу" и доходам люди в зависимости от места жительства. Того самого, что людей не красит, а само от них зависит.Хотелось бы понять, как важные навыки "поддержания среды вокруг себя" входят в привычку? Читайте, пожалуйста, до конца, если взялись, потому что это не о том, что "русские плохие", как может показаться по ходу сравнения.

Я родилась и выросла в Литве 70-ых-80-ых годов. Литва тогда была чистым и уютным местечком, очень благополучным в сравнении с той же Московской областью, благополучной в сравнении с остальными регионами России. Мама, например, не покупала вечером молоко (в стеклянных бутылках с серебряными крышечками из фольги). Оно ведь уже несвежее. Лучше наутро к восьми сбегать в магазин и взять бутылку сегодняшнего. В Московской области в те времена люди тоже шли в магазин к восьми утра. Чтобы занять очередь на вход. Молоко привозили около двенадцати. И затяжное стояние в очереди не гарантировало покупки, его никогда не хватало на всех. Люди хватали треугольные пакетики на пол литра по шесть-десять штук, чтобы прокипятить, и хотя бы следующие три дня не стоять снова в очереди. Очередь разбивалась сразу после входа в магазин, к ящикам с молоком гарантированно успевали первые человек двадцать. Остальные - кому повезет прорваться, потому что наступал полный хаос. Из Рязани в Москву тогда ходили "колбасные" электрички.

Во времена моего детства в пригородах Каунаса люди, уходя на работу, не закрывали дома на ключ. Если кому-то что-то понадобится, он постучит, потом тихо и мелодично покричит. Если никто не отзовется, значит или дома нет, или видеть никого не хотят. Внутрь же без приглашения не пойдут и телевизор выносить не станут. Цветы были везде. У частных домов, естественно, сады и палисадники. Но и у многоквартирных, включая откровенные бараки, обязательно клумбы и корзинки. Сажали и городские службы озеленения, и "частники". У нас тоже была "своя" клумба.

На Украине меня потряс палисадник со свиньями. Двадцать квадратов идеально унавоженной, вытоптанной и очень "пахучей" земли: четыре упитанных свиньи гадят так же много, как и едят. Задний двор вместо цветов! Да, такой был один-единственный на всю улицу, у остальных вишни цвели, но дома я отродясь ничего подобного не видала.

В российском провинциальном городе Н. (образ собирательный, они в этом похожи между собой) создается впечатление, что чинят, обновляют, красят и прихорашивают в нем только заборы. Ладно, допустим, людям не хватает денег хотя бы покраску дома обновить, не говоря уж про обшить сайдингом. Но почему нет цветов? Пакетик семян настурции или петунии стоит меньше двадцати рублей. Готовая, уже цветущая корзинка - на уровне двух бутылок пива. Так почему, если сквозь забор проглядывает клематис и какие-нибудь розы, это точно дачники, "понаехавшие" из ближайшего крупного города?

Русские в детстве ассоциировались у меня с калининградцами. Их возили к нам экскурсионными автобусами. Вот только калининградцев центральный универмаг "Меркурий" занимал гораздо больше, например, Музея Витража. Я очень их стеснялась, сталкиваясь с магазинах. Они вели себя шумно, развязно, бесцеременно. Я сразу переходила на литовский язык, чтобы, упаси господь, никто не подумал, что я - такая же русская, как они, или, того хуже, вообще с ними приехала.

На "историческую родину" меня репатриировали под предлогом получения высшего образования. Родители, как многие, живущие вдали от дома, были глубоко патриотичны. Любовь к Родине растет и крепнет прямо пропорционально отделяющему от нее расстоянию. Папу волновало, что я "окончательно утрачу корни", а маму, что в кабаке, начавшемся с развалом Союза, сяду между двух стульев: окажусь человеком без Родины, не русской и не литовкой, везде останусь чужой среди своих. Ассимиляция моя протекала тяжело. Мозолили глаза люди в грязной одежде. Как можно пойти в магазин, даже в ближайший, не переодевшись, в чем работал? Удивляло, что громко и без стеснения матерятся на улице. Дети ж рядом! Вдобавок, чужие! Водители не пропускают пешеходов. В Литве считалось, что человек на четырех колесах в любом случае доедет быстрее идущего на своих двоих, поэтому нельзя не пропустить. Большое количество пьяных. Снова прямо на улице! И не подумайте, что в Литве не принято пить. На тех же хуторах прямо-таки не пили, а квасили, ничуть не меньше, чем русские. Там не было принято в таком виде выходить "на публику". Ну, и, самое главное, вездесущий, бессмысленный и беспощадный мусор.

Меня никто никогда не учил этому специально. Например, складывать фантики в карман, если поблизости не наблюдается урны. А также подбирать и выкидывать бумажку, валяющуюся на земле возле. Ну, видимо, подслеповатая бабушка промахнулась и даже этого не увидела. Надо поднять и кинуть, куда положено. Русские городские парки как казались запущенными, так и кажутся. Люди приходят отдохнуть и бросают под себя груды дряни, точно зная, что в следующий раз сами вернутся на это же место. И сидеть придется в собственном мусоре! Неужели самим не противно? И никак не собрать в пакет и не унести до ближайшего контейнера, которые давно начали расставлять в парках?

Будучи студентами, мы как-то после десяти вечера нарушали общественный порядок, тишину и приличия у фонтана на Пушкинской площади. И дежурный наряд забрал нас в отделение, где меня попросили вытряхнуть сумку. Видимо, подозревая, что в ней может скрываться причина столь бурного веселья. Внимание ментов привлекла моя таблеточница. Обнаружив в ней три бычка "Магны", они оторопели:
- Это что?!
- Окурки, не видно разве?
- Коллекционируешь, что ли?
- Нет, просто выбросить было некуда. Мусорки рядом не нашлось.
- Ты что, не русская что ли? - сказали простые русские мужики с искренним недоумением.

А это история уже из наших дней. Подруга в Каунасе тормознула перед входом на Лайсвес Аллею.
- Подожди, мне надо покурить.
- Ты же двадцать минут как курила. Куда частишь? Идем дальше, там покуришь.
- Мы входим в зону, свободную от курения. Еще часа два нельзя будет, так что я лучше сейчас.
В самом центре "свободной зоны", на лавочке в окружении упоительно цветущих клумб сидят трое мужиков и... курят.
- Ой, глянь! А говорила, курить нельзя!
- Так это неместные. Калининградцы наверняка.
- А я сейчас спрошу!
- Куда ты! Не лезь к людям, это неприлично!
Но я к тому времени уже успела ассимилироваться. Так что отмахнулась и ринулась.
- Ребята, добрый день! Вы не из Кенига, случайно?
Да, они оказались калининградцами.

Сама я впервые попала в Калининград, прожив к тому времени в России лет двадцать. И, третий раз назойливо упоминанию, вполне успешно ассимилировавшись. И вот везет меня из аэропорта муж подруги, я щебечу, а он время от времени незаметно морщится, почти передергивается. Дня через три я сама себе начала резать слух. Теперь уже я казалась шумной, развязной, бесцеремонной. А калининградцы вызывали ощущение, что не просто "домой попала", но вообще в детство вернулась. Громкое упоминание женщины легкого поведения на улице слыхала один раз. Когда меня дернул по гололеду подружкин такс, и я упала, сломала каблук и расшибла коленку. Но это ладно, допустим, я не видала "плохого Кенига", околачиваясь исключительно в "благополучных районах". Но чистота, ухоженность и обилие цветов в сравнении с моими собственными, столичными, тоже весьма "благополучными районами" обитания поразили до глубины души. И калининградцы еще на что-то жалуются, рассуждая о своих городских парках! Зажрались! Ой, зажрались! Но как у них это получилось? Откуда взялась такая жизнь?

Так вот, что первично? "Красиво оформленная среда" или привычка ее поддерживать? Меня никто никогда не учил специально "не кидать мусор под ноги". Я просто росла в чистом месте, где это "было не принято". Я не верю, что привычки взрослого человека заметно изменятся под "влиянием среды". Нет, сформировавшиеся люмпен-пролетариаты любой парк загадят как свиньи в палисаднике. Легко! Но собачники перестали раскидывать какашки любимцев на бульваре, после того, как его привели в порядок. Процесс сопровождался бурным обсуждением личных интересов Собянина в "украшательстве жизни" в отдельно взятом спальном районе. Рассуждения, что актуальнее, чем дорожки цветной плиткой мостить, тоже присутствовали. Но поглядите на стайки детей и почувствуйте разницу! Думается, больному все же стоит нести цветы, даже если средств не хватает на лекарства.

Tags: Варламов, Городские проекты, Калининград, Москва, Томилино, архитектура, застройка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo shri_boomer march 29, 2015 23:15 56
Buy for 100 tokens
Как-то Шри Бумер пришел на съезд просветленных Гуру Всея Руси. В президиуме присутствовали: а. Сад Гуру Джаяшива Курочкина – просветленный мастер Адвайты. б. Сен Сей Кобылкина Зинаида - Мастер рейки. в. Бхагаван Шри Вася Потапов – ошовский саньясин, получивший просветление, после…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

Recent Posts from This Journal